Lynn
Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе.
КотЪ у нас не зверь, а просто какой-то кошачий ангел. При всей его настойчивости и упорстве в намерении получить свое, он все-таки сообщает нам о своих потребностях очень интеллигентно. Он может раз двадцать подать голос, раз пять потеребить лапой за штаны и раз пятнадцать попытаться повести человека за собой в нужное место дома. Если человек упорствует в непонимании, КотЪ может начать драть когтями диван или скрести холодильник, и только если и тогда люди не обращают на Кота внимания, он может пустить в ход когти или зубы, и то очень аккуратно. И если ему сказать "нет" - он перестает требовать желаемое и идет искать себе другое занятие - если, конечно, речь не идет про еду или про чистый лоток.
Мне доводилось знавать котов и кошек, которые катались на ногах хозяев, вцепившись всеми двадцатью когтями, включая чесальные; приходилось встречаться с котами и кошками, кусавшими хозяев вместо просьбы "дай пожрать" с места в карьер; я слышала истории о кошках и котах, швыряющих вещи хозяев на пол, если не выполняются их просьбы и дерущих мебель просто ради развлечения... в общем, не всем так везет, как нам. Сегодня я хочу рассказать вам, как эти два формата поведения выглядит у человеческих котиков. И расскажу.

Вот человек подумал котиком - и, развернувшись от самых дверей магазина, поперся за три квартала на рынок. Что им двигало в этот момент? Смотрите: 1) пятница, пять вечера 2) первые покупатели, идущие в магазин по пути с работы уже побежали, последние домохозяйки как раз спохватились и тоже пришли 3) рынок только два часа как развернули, и у них и ассортимент получше, и толкотни поменьше, и народ менее злой. И когда он дойдет до дома с полным пакетом всякого и разного, он даже сможет объяснить свой выбор маршрута именно тем, что рынок только приехал, а в магазине в пятницу вечером нормальному покупателю ловить нечего. Но если его притормозить в дверях магазина и спросить, что же он задумался - он опять подумает котиком, но уже другое. Вот что: "блин, я же за хлебом шел, чего это я?". Пойдет внутрь, получит свое - пару раз в торговом зале корзинками по ногам и разок в очереди в кассу локтем в ребра - вернется домой с хлебом и будет хмур и печален весь вечер.
Вот другой человек, он тоже подумал котиком - и притормозил на подходе к метро. А дальше, вместо того, чтобы пойти в метро, пешком пошлепал через весь Невский по непонятной ему самому причине. Причина, тем не менее, была и была вполне уважительная: по дороге к метро человек заметил нештатно большое количество людей, находящихся в разной степени подпития и с примерно похожей символикой на одежде или при себе. Уже даже не так важно, что это за символика и в честь чего пили, важно то, насколько комфортно будет ехать с ними в вагоне метро, стоять с ними на эскалаторе, передвигаться по нижнему холлу станции, да просто проходить турникет, наконец. Но если его притормозить на подходе к метро и спросить "ты же домой собирался?", он - ну да, тоже подумает котиком. И скажет в ответ "да, но решил по дороге пройтись, а в конце Невского на верхний транспорт сяду". Пройдет до какого-то из двух концов Невского, посмотрит на Неву из окна салона автобуса или троллейбуса и приедет домой беспричинно довольный.
Оба, при этом, заметьте, голову так и не включили, но результаты почему-то разные. А разные результаты у них потому, что у них разные котики. Котик первого человека верит кому угодно, кроме себя самого. И человек тоже верит кому угодно, кроме себя. Сначала верит, потом с этим пытается что-то делать, с разной степенью успешности. А котик второго человека верит в первую очередь себе. И человек своему внутреннему котику верит тоже. И слушает сначала внутреннего котика, потом уже всех остальных. Это базовое различие между "показалось, что подумал" и "думать не стал, зато почувствовал". На нем, вокруг и сверху, растет все остальное. И остального тут... кучеряво и развесисто.
Человек, у которого котик верит кому угодно, кроме себя самого, будет ждать, что окружающие будут тоже не будут верить себе, а ему будут. И какая-то логика в этом есть: для него же внешний сигнал ценнее, а остальные чем лучше? А человек, у которого котик верит в то, что он чувствует, будет уверен, что остальные тоже способны сами понять, что они чувствуют и как им с этим: если даже он справляется, задача сложной быть не может, чего они.
Человек с котиком, ориентированным на внешние сообщения, а не на внутренние ощущения, будет пытаться назначить другим ощущения, которые им будут лучше - прямо поверх проживаемых ими реальных ощущений и переживаний. А заодно назначит мотивы, вчитает намерения и вменит эмоции.
Человек с котиком, ориентированным на внутренние ощущения, будет всматриваться и вслушиваться в другого, задавать вопросы самого общего характера и пытаться как-то менять условия и обстоятельства, в которых находится второй, в сторону... в какую-нибудь сторону, в итоге (речь-то идет о котике, подумать-то скорее всего не получается, а вот дернуться - очень даже может получиться).
Человек с котиком, в штатном режиме ориентированном на внешние сообщения, под влиянием зашкаливающей эмоции (и вообще получив легитимный повод снять контроль), сделает все то, что боится или стыдится сделать в здравом уме и трезвой памяти, а потом оправдает это эмоциональным срывом или состоянием опьянения: он и так себя не чувствует, терять ему нечего. Дежурный отдела ОВД, принявший очередное угашенное тело или очередной комок истерики, спишет на "нервы" - и ошибется в восьми случаях из десяти, потому что это человек просто разрешил котику поскакать в свое удовольствие. И выключился из ситуации вообще: легитимный повод (или водка) все спишет, гуляй, рванина.
Человек с котиком, ориентированным на собственные ощущения, в эмоциональном срыве чаще всего сидит закрывшись в комнате, молча трясется и пьет корвалол, а отнюдь не водовку: страх потери себя, понимания своих чувств и действий, и вообще связи с собой, у него окажется сильнее любой эмоции, и именно его, зайку, привезут в дежурную больницу с астматическим приступом на нервной почве или с дерматитом от макушки до ногтей на ногах. Дежурный врач примет это за терпячку в трех случаях из пяти - и ошибется, потому что пока котика носило по потолку внутри человека, человек сидел и ждал чего-нить членораздельного изнутри себя. И дождался.
Человек с котиком, ориентированным на другого, будет в первую очередь искать этого другого и ориентироваться уже на него, на его оценку, на его действия в коммуникации, на его решения и отношение к происходящему. Ориентироваться, при этом - вовсе не обязательно значит "безоговорочно принимать", узнать позицию, чтобы занять противоположную, выбрать не то, что выбрал другой, поступить наоборот - это тоже способ использовать другого как ориентир. Двигаясь дальше в эту сторону, можно получить много чудесных и волшебных способов поведения, среди которых не будет ни одного, способствующего сохранению хорошего контакта или получению желаемого результата в общении... ну да чудеса и не обязаны быть добрыми.
Человек с котиком, ориентированным на себя, будет в первую очередь прислушиваться к своим ощущениям и ориентироваться в первую очередь на них. И это будет причиной многих его печалей и горестей, потому что объяснить каждому желающему знать "а чо это ты вдруг", в чем дело, не хватит ни сил, ни времени, да и не всегда хочется, а поступаться своими желаниями хочется еще меньше. В эту сторону даже двигаться не надо, самый неприятный побочный эффект и так уже стоит рядом и гнусно скалится. Ощущение полного и тотального одиночества и глубокой ненормальности собственного поведения являются человеку немедленно, стоит ему озадачиться попыткой найти ответ на вопрос "ты чего?" или попытаться цензурно прокомментировать идею визави вменить мотив или назначить ощущение.
... забавный выбор между конструктивностью и уверенностью в себе, да? еще забавнее то, что дилеммы-то на самом деле не существует, и выбирать не обязательно, можно брать два и не париться. Но если думать котиком - фиг придумаешь, как именно это делается.
А, да, чуть не забыла: если бы этих котиков внутри двух людей, первого и второго, можно было выделить в отдельных усатых-полосатых зверей, то именно первый бы катался на ногах хозяев, вцепившись когтями и швырялся бы вещами, чуть что не по нем. А второй вел бы себя как наш КотЪ или близко к тому.

@темы: [knjazna], [теоретический материал]